Если б я был трехрук и имел пять ног…


В России разрешили производить пищу с содержанием генно-модифицированных организмов (ГМО). Раньше ГМО попадалось только в импортной еде. Опросы показывают, что 80% россиян таких лакомств не хотят, хотя на практике, не подозревая об этом, ГМО регулярно потребляют. Закономерный вопрос: что теперь вообще есть?

НИКТО ЖЕ НЕ ОТРАВИЛСЯ

Откуда вообще взялась эта напасть? Есть такая организация, FAO, при ООН. Ее задача — накормить бедняков где-нибудь в Судане. Лет 20 назад в организации задумались: а почему бы не поставить на службу нищим разработки генной инженерии? Спросили у ученых. Те заверили: можем, мол, взять геном растения, что-то из него убрать, что-то добавить, и сделать так, что урожай втрое выше, вредителей росток не боится и в любом климате вызревает. Сказано — сделано, с начала 90-х годов гуманитарная помощь странам Африки резко увеличилась.

Генная инженерия — дисциплина научная, лидеры тут, как водится, Соединенные Штаты, и тут уже американцы задумались, а что мы все в Африку-то поставляем? Или у нас голодных нет? Кто не в курсе, в богатейшей стране мира периодически недоедают 40 млн. человек. Так продукты с ГМО появились и в США. Когда я был там несколько лет назад, представитель тамошнего минсельхоза говорил мне:

- Все, что вы покупаете в дешевых магазинах, содержит ГМО. Конечно, обеспеченный американец такого есть никогда не будет. Хотя вред от ГМО не доказан. Для среднего класса и выше есть дорогие «экологические» магазины.

- Я покупаю только дорогую еду, — говорит небогатая жительница Нью-Йорка, наша бывшая соотечественница Виктория, — И экономлю на транспорте, отоплении… Соседи считают меня «чокнутой» и о ГМО не думают. Никто же не отравился?

А почему такая формулировка, «вред не доказан», не проще ли сказать, что ГМО безвредно — пытал я представителя вашингтонского минсельхоза. Он отводил глаза.

ГАМБУРГЕР С СЮРПРИЗОМ

В России вокруг ГМО — куча мифов. Вот что вам наверняка скажет «человек с улицы»:

- У нас ГМО нет! Это все в Америке, потому-то американцы такие толстые.

Во-первых, никто не доказал, что ожирение как-то связано с ГМО. Скорее с тем, что американцы свои гамбургеры даже в ресторанах наворачивают. Во-вторых, мы, даже не подозревая, ГМО потребляем за милую душу.

Начнем с того, что в России до 2004 года даже лабораторий не было, способных ГМО распознать. Как только появились микроскопы и прочая научная оснастка, Межведомственная комиссия по проблемам генно-инженерной деятельности (есть и такая) разрешила не производить у себя, а лишь ввозить, 17 видов ГМО. В это картофеле, кукурузе, сое, сахарной свекле и рисе.

К тому же комиссия позволила добавлять импортные компоненты ГМО в российский товар (например, пекут хлеб в России — добавляют импортную кукурузу). Сказано — сделано. С учетом того, что в России от 30 до 50% продовольствия — это импорт, согласно экспертным оценкам, примерно такую же долю на рынке занимают продукты с ГМО. Не все импортное непременно модифицированное, не все отечественное непременно «чистое», но пропорции примерно совпадают.

АЙДА НА ЗОНУ, ПОЕДИМ

Российским аграриям все это страшно не понравилось. Дело в том, что при экс-министре сельского хозяйства Алексее Гордееве часто собирались крестьяне, и головы ломали, как бы российский АПК с задворок на передний план выдвинуть. И вот что решили: во всем мире химия да генная инженерия, а у нас денег на все это нет, зато земля чистая, давайте позиционировать Россию как производителя чистой еды! Она кстати и дороже. Накормим «золотой миллиард» — самых богатых людей планеты — нашей едой, сами обогатимся, село поднимем, да и наши граждане здоровее будут.

На этой волне началась пропаганда против ГМО. В итоге, если в начале 2000-х против ГМО было, по опросам, 30% россиян (многие просто не знали, что это), теперь — 80%, а в просвещенной Москве даже 90%. Властям пришлось реагировать. Четырнадцать регионов страны объявили себя «зонами, свободными от ГМО». К сожалению, часто это лишь профанация. Товар с ГМО действительно нельзя купить даже при большом желании лишь в Белгородской области. В Москве же, например, еду с ГМО нельзя закупать за счет бюджета, производители, если ГМО нет, могут разместить этикетку «Без ГМО», а информация о нарушителях должна публиковаться на особом сайте. Пройдя по ссылке, я такого сайта не обнаружил. Остальные регионы запретили использовать ГМО в детском питании, и только.

ИСЧЕЗАЮЩАЯ НАКЛЕЙКА

Да-да, ГМО может попадать и в детское питание! По закону, если содержание компонентов ГМО больше 0,9%, на товар нужно наклеивать этикетку «содержит ГМО». Если меньше — ничего наклеивать не надо. Для детского питания никаких особых положений нет.

Но цинизм в том, что в ходе проверок не раз ГМО находили в товаре… на котором красовалась этикетка «не содержит ГМО»! Несколько лет назад проверяли столичные мясокомбинаты, оказалось, среди колбас и сосисок с ГМО — каждая третья (нормы, правда, превышены не были). А проверка, затеянная Мосгордумой, продемонстрировала, что из 20-ти товаров на прилавке в 16-ти образцах ГМО было, причем норматив — превышен, а наклейки — никакой. Ну не будет производитель наклейку такую ставить, хоть застрелитесь, ведь такой товар гарантированно не купят!

Как же обходят закон? Да просто. Вот «ножки Буша», 100% ГМО. И на оптовой таре пометка есть. Но вы же берете «ножки» не из фур, а в розницу, с прилавка на рынке. И наклейки не видите, ведь на каждую «ножку» этикетку не поставишь.

Но самое поразительное, что упомянутая Межведомственная комиссия освободила от нормативов на ГМО растительное масло, крахмал и сахар. То есть, покупая эти товары, мы в полном неведении, что же там.

УТОПИМ ВРАГА В БУМАГЕ

С 1 июля будущего года в России можно не только закупать продукты с ГМО, но и производить их самостоятельно. Постановление правительства об этом появилось еще в сентябре, но на него по непонятным причинам не обращали внимания.

- Зная отношение россиян к ГМО, дали экспертам негласное указание не распространяться, — говорит один из участников аграрного рынка.

Но в декабре рядовой аналитик Олег Суханов из компании Bunge (производит оливковое масло) «проболтался» на одной конференции (интервью с ним читайте ниже). И понеслась волна возмущения…

Особенно взбесились в Белгороде, мечты о возрождении села на основе чистых технологий отправлены на полку, поняли там. Местный закон о том, что область свободна от ГМО, придется отменить, признает сотрудник белгородского минсельхоза Василий Мельников. Но обещает: еще поборемся, «генетиков» в бумажной волоките утопим.

- Чтобы вывести на поле новый сорт, в том числе генно-модифицированный, нужно пройти кучу инстанций, это займет года два, — Мельников перечисляет эти инстанции, один перечень — на страницу.

А через два года, мол, истина победит:

- Мы в области и без ГМО выращиваем по 25 центнеров с гектара сои, это очень много, — говорит Мельников, — И с вредителями, сорняками нормально боремся, так что ГМО-сорта, устойчивые к этим факторам, нам не нужны.

ХОЧЕТСЯ ПРОСТО ЗНАТЬ ПРАВДУ

Но хорошо ли, что новые сорта, с ГМО или без, по два года от ученого до поля идут? Может, бюрократия встала на пути прогресса? Депутат Госдумы Андрей Тумнов считает: наука исчерпала возможности выведения новых сортов без ГМО, так что — правильно разрешили.

- Да и вреда там никакого нет. ГМО — это, грубо, последовательность «живых цифр», эта цепочка разрушается в желудке человека и в его гены не идет.

Масленников тоже признает: гены генам рознь:

- Если вырезать часть генома помидора и вставить этот кусок в другое место у помидора же, получится отличный сорт, и вряд ли вредный. Но ведь они что делают, берут от одного растения и вставляют в другое!

Туманов возражает: ГМО боитесь, а сколько в еде химии, ядов, антибиотиков, об этом не думаете?

- Знаете ли вы, что первые лица страны едят продукты с фермы, где технология не отличается от технологий на ваших шести сотках? — спрашивает Туманов, — И если у вас эти сотки есть, питайтесь, как Путин, кто мешает!

Так-то так. Но штука совсем в другом. Да, от ГМО не помирают штабелями «здесь и сейчас». И не факт, что через поколение у жертв ГМО по две руки будет. Но некоторые ученые вред видят. А раз так, нам бы просто хотелось знать, что мы едим. Чтобы это хотя бы наш личный выбор был. Но наше государство такой простой вещи обеспечить не в состоянии. Вот и вся история — не про генетику, а про то, как устроены в России регулирующие инстанции.

 

КОММЕНТАРИЙ

Олег Суханов, аналитик компании Bunge: Теперь китайские «кулибины от генетики» в России развернутся!

-  Почему никто не «замечал», что вышло постановление правительства, больше двух месяцев?

- Для меня самого это загадка.

- Так опасны ли продукты с ГМО?

- Лично я считаю, что вред определенный есть. Недаром в ГМО-продуктах блокирован репродуктивный ген, то есть берешь такие семена, сеешь раз, и все, потомства такое растение уже не дает. Есть исследования, что мутации проявляются через 2-3 поколения. Видимо, никто не хочет, чтобы аграрии нашли на грядках «трехголовые подсолнухи» и подняли бы шум.

- Поскольку производить ГМО сами все равно не сможем, нет технологий, то зачем это постановление?

- Все это выглядит как акция западных поставщиков, рвущихся в Россию. Они понимают, что внутри нашей страны особого контроля нет. Например, никто не следит, чтобы зерно с ГМО и генетически чистое хранили отдельно. Мешал им только закон. Теперь — не мешает. Тревожит, что на рынок попадут и китайские «генетические поделки».

- И что делать?

- А что тут поделаешь, россияне давно потребляют ГМО. Например, невозможно отследить их применение в вертикально-интегрированных холдингах. Вот курица, она «нормальная», но каким зерном ее кормили? Вот растительное масло, поди проверь, из какого зерна.

СПРАВКА «КП»

Генно-модифицированные организмы — ГМО — это «мутации, выведенные искусственно и не попадающиеся в природе», гласит научное определение. Специалист отрезает от цепи ДНК фрагмент, который называется трансгеном. И пересаживает на его место другой трансген, например, сои — от картофеля, и так далее. Как правило, ГМО не дают потомства, зато яблоки не гниют, картошка не боится вредителей… Широкое внедрение — с 1996 года, сейчас ГМО-растениями уже занято 10% мировой пашни. Вред не доказан, но весной этого года Институт детского питания выявил связь между аллергией и ГМО и потребовал запрета таких организмов в детском питании. 


Оставить комментарий


3 × = двадцать четыре