Сергей Лавров — о соглашении по Ирану: «Никто не проиграл, все — в выигрыше»


Вчера после долгих переговоров в Женеве (общение «шестерки» — пяти постоянных членов Совбеза ООН и Германии — с Ираном растянулось на 10 лет) стороны подписали соглашение, которое уже окрестили историческим.

«Достигнута договоренность, суть которой базируется на концепции, выдвинутой в свое время Президентом России Владимиром Путиным. Она означает, что мы согласны с необходимостью признать право Ирана на мирный атом, включая право на обогащение, при понимании, что все вопросы, которые сохраняются к иранской ядерной программе, будут закрыты и сама эта программа будет поставлена под строжайший контроль МАГАТЭ», — пояснил глава МИД РФ Сергей Лавров.

В течение полугода Иран должен заморозить свою ядерную программу, не будет добавлять новых центрифуг для обогащения урана и делать какие-либо попытки по сооружению реактора на тяжелой воде в Араке.

«Таким образом, весь объем ядерной программы Ирана, который сейчас полностью контролируется МАГАТЭ, сохранится на ближайшие шесть месяцев. Это позволит нашим партнерам из США и Евросоюза ослабить то санкционное давление, которое они ввели в отношении Ирана, приняв односторонние решения за рамками СБ ООН (речь идет о разморозке иранских $4,6 млрд., находящихся на счетах за рубежом. — Ред.)… Вся совокупность факторов — в плюс: никто не проиграл, все оказываются в выигрыше», — заключил министр.

«Иран располагает 200 кг урана, обогащенного до 20%. По соглашению через 6 месяцев у Тегерана не останется ни одного килограмма», — уточнил госсекретарь США Джон Керри.

Глава германского МИДа Гидо Вестервелле, в свою очередь, назвал документ «поворотным моментом», а вот премьер Израиля Биньямин Нетаньяху — «исторической ошибкой». В Тель-Авиве уверены, что Тегеран втихую продолжит свою военную ядерную программу.


Оставить комментарий


× 5 = двадцать