Антон Силуанов: повышение пенсионного возраста привлечет ресурсы для реализации новых задач


Сколько и чего лежит в хранилище Гохрана? Что из фамильного серебра можно было бы и потратить? Об этом, а также о самоначислении налогов на недвижимость и пенсионном возрасте в интервью «Вестям в субботу» рассказал министр финансов России Антон Силуанов.

Адрес уникального хранилища не является гостайной, но от греха подальше показывать все лучше сразу внутри. Здесь есть и то, что попало в закрома государства в ходе печальных конфискаций осени 1917 года, и, например, неутвержденные Сталиным варианты маршальских звезд. Уникален 46-киллограмовый золотой шар Менделеева. По соседству — золотые слитки «Сделано в СССР». В 1942 году их отправили в Англию в счет оплаты военных поставок, но британский крейсер «Эдинбург» потопили немцы. Все это поднято со дна морского.

Силуанов говорит, что любит «чахнуть над златом». Но и результаты — налицо.

— Сколько у нас сейчас всего, чтобы освежить знания в золото-валютных запасах, сконцентрировано?

- Вы имеете в виду государственных, с Центральным банком?

- Да.

- Около 520 миллиардов долларов США.

- А ФНБ?

- А ФНБ — три триллиона рублей.

- Это в долларах?

- Около ста миллиардов долларов. Мы как Министерство финансов должны всегда заботиться о том, чтобы все те обязательства, которые мы приняли и которые  заложены в бюджете, были стопроцентно исполнены.

- И чтобы фамильное серебро неприкосновенным оставалось?

- Конечно.

И Силуанов гордится тем, к каким результатам привело размещение этих средств в супернадежных иностранных бумагах. «В прошлом году мы от размещения получили в полтора раза средств больше, чем направили на обслуживание государственного долга», — отметил министр финансов.

Но вот куда бы их вложить еще и внутри страны? 

— Каков прогноз инфляции на этот год?

- Около 5%. то уже европейский уровень.

- А что с курсом рубля?

- Каких-то оснований говорить об ослаблении курса или его движении в сторону укрепления, сейчас нет.

За спиной у Силуанова — стенды с ювелирными произведениями, которые еще до Фаберже принесли русским мастерам Гран-при на Всемирной выставке 1851 года в Лондоне. Рядом — Фаберже. Но как глава Минфина Силуанов отвечает и за  налоги. Он одобрил инициативу Федеральной налоговой службы о самоначислении налогов. В частности — на недвижимость.

— Что это такое? Почему вы это одобряете?

— Здесь на самом деле ничего страшного нет. Речь идет о том, что сегодня, чтобы платить налоги на имущество, транспортный налог, мы всегда ждем квиточек уведомление от налоговой службы. Зачастую бывает так, что эти уведомления либо не приходят, либо приходят с какими-то ошибками. Машины перепродаются, квартиры меняются, земельные участки продаются, увеличиваются или уменьшаются. За этим нужно постоянно следить. Налоговая служба это делает вместе с Росреестром, если речь идет о каких-то имущественных  комплексах, с ГИБДД и так далее. Но бывают ошибки. Бывает так, что уведомление о необходимости уплаты налога от налоговой службы не приходит годами, и наши налогоплательщики не платят налоги. А потом, когда это всплывает,  сумма уже большая. Налогоплательщикам проще самим заявить в налоговую службу о земельных участках, квартирах, машинах, обо всем, с чего платятся налоги, и самим заплатить налог.

- Подвоха точно нет?

- Никакого подвоха нет. Я буду этой нормой пользоваться.

А еще не прошедшем накануне Гайдаровском форуме Силуанов одобрил идею все-таки повысить пенсионный возраст — для того, чтобы сбалансировать бюджет.

- Выступая на Гайдаровском форуме, вы затронули тему пенсионного возраста. Возник вопрос, а как это все понимать? Какова ваша позиция по этому вопросу?

- Мы долго обсуждаем вопросы о структуре расходов бюджета. Эта тема очень скованная, маломаневренная, потому что нам сейчас надо больше средств направлять на инфраструктуру. Вот тормоз экономического развития. У нас большинство расходов — это социальные расходы, оборона, и среди социальных расходов — трансферты Пенсионного фонда. Огромная величина — больше триллиона рублей. По-хорошему пенсионная система должна быть самонастраиваемой и бездифицитной. Во многих странах так и есть. Мы уже приняли целый ряд структурных мер по реформе пенсионной системы. Они абсолютно правильные. Это шаг вперед. Но реализация этих мер не дала нам обеспечения сбалансированности пенсионной системы. Мы, наверное, — одна из самых последних стран, которые не пересмотрели это решение.

- Ваша логика как финансиста понятна, но существуют политические заявления президента Путина, премьер-министра Медведева, что пенсионный возраст повышаться не будет. Вы как член правительства  решаетесь сказать то, что, говорите. Где вы видите выход из ситуации? Максимальное стимулирование людей, чтобы они добровольно продолжали работать после 60 лет?

- Дело в том, что принятые решения о стимулировании наших граждан больше работать, даже достигнув пенсионного возраста, — это правильные решения, дающие дополнительные плюсы для пенсионной системы. Но этого недостаточно. На Гайдаровском форуме, где выступают экономисты и эксперты, я высказывал экспертное мнение и считаю, что оно абсолютно правильное. Да, конечно, позиция руководителя страны — это всегда решение, которое не обсуждается, но при обсуждении специалистами, экономистами ситуации с бюджетом, финансами, с изысканием дополнительных возможностей для маневра стало ясно,  что это предложение -  единственное, которое даст возможность привлечения дополнительных ресурсов для реализации новых задач, которые стоят перед нами.

— Значит, сами вы собираетесь работать дольше 60 лет?

- Надеюсь на это.

Впрочем, Силуанов подчеркивает: это его, экспертное, мнение. А, покинув Гайдаровский форум, с готовностью рассуждает о том, куда еще помимо БАМа, Транссиба, ЦКАДа можно было бы вложить накопления внутри страны, чтобы доходность была той же, что от вложений за рубежом.

«Мы договорились о том, что это еще и проекты «Росатома». Они тоже могут быть реализованы и поддержаны за счет вложения средств в Фонд национального благосостояния, поскольку это очень выгодные проекты с точки зрения загрузки наших предприятий, создания высококвалифицированных рабочих мест. Главное — последующая загрузка на целые десятилетия у нас будет обеспечена», — подчеркнул Антон Силуанов.

Главный риск сейчас, по мнению Силуанова, — это если дополнительный спрос на нефть (например, благодаря оживлению экономики США) будет перекрыт дополнительным же предложением (например, из-за сланца в тех же Штатах). Впрочем, объем накопленного таков, что сам же Силуанов оговаривается: «Даже если сейчас цена на нефть упадет до 90 долларов за баррель или меньше, мы сумеем исполнить наши обязательства в рамках трехлетнего бюджета».


Оставить комментарий


+ 1 = шесть